Гид в Израиле Леонид Вейцель

Гид в Израиле

Леон Вейцель

Бахайские Сады

Бахайские Сады

Уважаемые читатели! Предлагаю вашему вниманию мою статью о Бахайских садах, которая была опубликована в журнале Discovery (апрель, 2011):

Бахайские Сады / Маша Дувидзон, Леонид Вершинин (Вейцель)
Бахайские сады в Хайфе видны издалека — среди зеленых волн возвышается белый мавзолей с золоченым куполом. Зелень и мрамор на ярком солнце контрастны, и это великолепие ослепляет.
Название «Хайфа», по одной из версий, происходит от древнееврейского слова «хаппа» — «укрывать». Гавань Хайфы от ветров с юга и востока укрывает гора Кармель, на склоне которой, спускающемся к колонии немцев-тамплиеров, приехавших на Святую землю в середине XIX века, и устроены Бахайские сады. Более чем на километр протянулись 18 террас, окружающие святилище, где покоятся останки Баба, основоположника религии бахай.
Название горы Кармель в переводе с иврита — не только «виноградник божий», но и «волшебный божественный плодородный лес». И Бахайские сады — живое воплощение этих слов.

Мавзолей в саду
На входе — обязательный досмотр, не хуже, чем в аэропорту, и строгое предупреждение охранников: в садах не есть, не употреблять напитки, не садиться на парапеты, по которым течет вода, не лезть в воду руками и не плескаться. Охранники в основном — последователи религии бахай, приехавшие из Индии, Австралии, США, Германии, Панамы, Уганды и Западного Самоа.
Миновав кирпичные дома с красными черепичными крышами — остатки немецкой колонии в Хайфе, — вы оказываетесь на нижней площадке Бахайских садов. Многометровые ленты зелени и холод белого мрамора захватывают, даря необычайное ощущение. Вы смотрите из оазиса зелени и фонтанов на мир через изящную черную ограду: там едут автобусы, машины, люди куда-то спешат, а вы — внутри, среди буйства природы.
На каменных ступенях посетители фотографируются, обнимаясь и целуясь. Посидев на парапете и все-таки поплескавшись в воде руками, пока никто не видит, они пытаются запечатлеть мгновения красоты. По обеим сторонам лестницы струится вода, а парапет, по которому она бежит, голубым цветом напоминает небо. Вода, к слову, один из важных элементов Бахайских садов. Ее течение по ступенькам создает атмосферу спокойствия и умиротворения.
Средняя площадка еще более зеленая. Там можно ходить только по красным дорожкам из черепицы. И пока вы прогуливаетесь по аллеям, работники постоянно что-то делают: пересаживают кусты розмарина, убирают листву, сажают цветы. Все сотрудники — последователи религии бахай и работают здесь бесплатно, каждый день поддерживая необыкновенную чистоту и уют этого сада, посреди которого возвышается огромный, неохватный эвкалипт.
В центре всего комплекса — мавзолей Баба, уже долгое время частично закрытый на реставрацию. Попасть туда может не каждый. Если же вам повезет, то, проходя через прохладные комнаты, вы сможете почувствовать себя во дворце Шахерезады. Да, это именно ощущение персидского двора. И особенно у самой гробницы Баба, прикрытой, как вуалью, легким покрывалом, колышущимся от дуновения ветра. А по усыпальнице разносится слабый запах благовоний — ладана и мирта.
Бахай верят, что физическая красота и гармония человека с природой — отражение его духовных качеств, поэтому чистота сада определяет духовность человека, — так написано в их священных книгах.

Девять кругов
Сады орошаются капельным методом, процесс контролируется компьютером. Везде протянуты тонкие шланги, из которых по каплям просачивается вода. Шланги с сюрпризами: идешь мимо, и вдруг по тебе бьет сильная струя. Сколько воды расходуется на поливку — неизвестно, но, вопреки распространенному заблуждению, Хайфа — не пустыня. Это север Израиля, средний уровень осадков здесь составляет 668 мм в год (для сравнения: в Москве — 713 мм), поэтому тут растут густые леса, а температура большую часть года вполне комфортна.
Сколько всего в садах деревьев и кустарников — тоже неизвестно, информации об этом нет ни в одном из официальных источников. Здесь идет постоянная работа по поддержанию территории в идеальном состоянии. Взамен погибших деревьев тут же высаживаются новые, а ковер из сезонных цветов меняется минимум дважды в год.
«Бог открывается через природу», — говорил Бахаулла, глава движения бахай, своему сыну Абдулу Баха, указывая на склон Кармели, спускающийся к морю. И Абдул принял завет отца. В начале XX века он привез садовника из Персии, чтобы вокруг мавзолея, в котором нашел последний приют прах Баба, разбить сад. Сотни корзин с землей Абдул поднял на себе на гору и еще больше — кувшинов с водой, чтобы полить молодые растеньица.
В 1953 году по проекту архитектора Уильяма Сазерленда Максвелла на мавзолее был сооружен позолоченный купол, строительный материал для которого привезли из Италии и Голландии. Ансамбль усыпальницы соединил в себе восточные и западные мотивы. В 1987 году Всемирный центр бахай поручил канадскому архитектору иранского происхождения Фариборзу Сахба спроектировать террасы садов, которые протянулись бы по всему склону Кармели, обрамляя мавзолей и выполняя роль живописной дороги, ведущей от подножия горы к святилищу. Сахба говорил, что его основной целью было создание удивительного сада, посетители которого, гуляя по тенистым аллеям, могли бы остановиться и подумать об этом необычном месте и о смысле бытия.
Работы продолжались 14 лет и обошлись в 250 миллионов долларов. Эти деньги — добровольные пожертвования адептов религии бахай со всего мира (их около пяти миллионов человек). В 2001 году сады приняли своих первых посетителей, став одной из самых популярных достопримечательностей не только Хайфы, но и всего Израиля.
Сады спроектированы как девять кругов с единым центром — мавзолеем Баба. Одна за другой 18 террас, символизирующих первых учеников Баба, расходятся по склону. На первый взгляд они похожи, но каждая из них по-своему неповторима. Например, на девятой террасе растут два апельсиновых дерева, перевезенных из поместья Баба в Ширазе незадолго до того, как оно было уничтожено во время исламской революции в Иране.
Использование элементов круга имеет символическое значение. Обход святых мест по кругу у бахай — церемония, выражающая любовь и преданность, символизирующая скромность человека, а также покорность и уважение к святости.
Каждая из террас разделена на три участка. В середине высажены трава и цветы, по бокам растут деревья и кустарники, устойчивые к засухе: розмарин и оливы, пальмы и эвкалипты, апельсины, олеандры, кактусы. А на самых дальних участках террас архитектор оставил природный лес, издревле растущий на Кармели.
У посетителей сами собой возникают ассоциации с висячими садами Семирамиды, созданными, по легенде, царем Навуходоносором II, чтобы его молодая жена Амитис, выросшая в гористой и зеленой Мидии, не тосковала по родине.

Улица Луи
Свет и цвет — два важных элемента в Бахайских садах. Благодаря тщательному подбору растений с разным периодом цветения здесь поочередно сменяются синие, красные, желтые и розовые сезоны. Но властвует в садах зеленый цвет, традиционный для Востока, любимый цвет Баба. Мрачный темно-зеленый ковер кипарисов, веющий холодом, контрастирует с серебристой листвой оливковых деревьев, многие из которых росли здесь задолго до того, как Абдул Баха решил разбить на Кармели чудесный сад. Другие краски — лишь дополнение к яркой гамме бахайской жемчужины.
В древности кипарис служил эмблемой печали, его высаживали на могилах, украшали его ветками дома в знак траура, клали их в гробницы. Здесь это дерево продолжает выполнять свою сакральную функцию, ведь Бахайские сады, по сути, ритуальный комплекс при мавзолее Баба.
Гипсовые орлы на белых мраморных колоннах охраняют ажурные ворота, ведущие с одной террасы на другую. В усаженной синими цветами восьмиконечной клумбе-звезде, символе плодородия и созидания, доброволец выпалывает сорняки. В траве и на деревьях спрятаны сотни прожекторов. Ночью они освещают усыпальницу Баба.
Верхняя площадка Бахайских садов находится рядом с прогулочной улицей Луи. Отсюда открывается потрясающий панорамный вид: единым взором можно охватить всю Хайфу и древний город Акко вдали. Легкая белая дымка под горячим израильским солнцем окутывает их, как заботливая мать. Как на ладони видны порт и все нижние районы Хайфы. Корабли, словно детские игрушки, стоят на якоре в море.
Деньги на постройку улицы были пожертвованы богатой семьей французских евреев, чей сын разбился на машине. Так они увековечили память о нем, назвав в честь сына улицу — Луи. Это излюбленное место молодых парочек, которые уединяются на скамейках в тени кипарисов и оливковых деревьев. А внизу — бесконечное зеленое море террас и ковер цветов, яркие краски радуют глаз и поднимают настроение. Вокруг — ажурные чугунные светильники, бронзовые скульптуры, разноцветные дорожки, выложенные галькой или битой черепицей, пение птиц ласкает слух. Гармония, симметрия и порядок — на этих принципах проектировался комплекс, ведь то, что приятно для глаз, приносит удовольствие и для души, и для сердца.

Отцы религии Бахаи
Баб называл себя посланником Бога, вратами, впускающими в наш мир божественную мудрость и истинный смысл. Но кем он был на самом деле? Баб, в миру купец Сейид Али Мохаммед, родился в Персии в 1819 или 1820 году. В 1844 году он оставил все дела и объявил себя посланником Бога, провозгласив своей миссией подготовку человечества к наступлению новой эпохи. Его учение призывало к духовному и нравственному обновлению, а жизнь Баба обросла множеством легенд. Все это вызвало ожесточенное сопротивление мусульманского духовенства. Последней каплей, переполнившей чашу терпения персидских властей, стало самопровозглашение Баба пророком, а его сочинения «Байан» - новым священным писанием, которое он поставил выше Корана. И в июле 1850 года Баб был публично расстрелян вТебризе.
Но новая религия не осталась без руководителя. Во главе бабидов, или бахай, - последователей Баба - встал его ближайший ученик, представитель знатного персидского рода Хусейн Али Нури, взявший имя Бахаулла («слава Аллаха»). Он пережил гонения со стороны турецких властей, в конце концов отправивших его в вечную ссылку в город Акко, в то время глубокую провинцию Османской империи. В тюрьме Бахаулла просидел девять лет, после чего ему разрешили переехать в поместье Бахаджи, где Бахаулла умер в 1892 году. Его могила в Акко стала местом паломничества последователей веры бахай.